Н.В. Коломейцев: Курс доллара растет, а цены на все взлетают вверх

0

Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме

Выступление заместителя руководителя фракции КПРФ в Государственной Думе Н.В. Коломейцева на пленарном заседании Государственной Думы 13 ноября 2015 года по вопросам: о проекте федерального закона № 911757-6 «О бюджете Пенсионного фонда Российской Федерации на 2016 год», о проекте федерального закона № 911759-6 «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2016 год», о проекте федерального закона № 911758-6 «О бюджете Федерального фонда обязательного медицинского страхования на 2016 год».
— Уважаемый Александр Дмитриевич, Иван Иванович! Уважаемые коллеги!
Слушая обсуждение четырёх внесенных базовых законов о бюджете, я чувствую себя в каком-то зазеркалье.
В этом же зале принимаются и законы, которые дают льготы, и законы, которые меняют пенсионную систему уже в пятый раз. Но в этом зале не рассматривается закон о Пенсионном фонде, чтобы повысить его статус, определить его функции, наконец, дать определённость его работникам.
Я говорю об этом, не потому что с этими фондами сотрудничает наш комитет, а потому, что они составляют, с моей точки зрения, социальный блок правительства, который на две головы выше, чем финансово-экономический блок. Эти фонды реализуют то, что мы написали, даже больше того, о чем мы подумали.
Но проблема в другом: вдумайтесь, 9 тысяч строек в стране заморожено. Андрей Михайлович Макаров прекрасный оратор, выдающийся юрист, уже и бюджетник, может доказать любой закон, причём в начале в 80 процентах доклада полностью дезавуирует этот закон, а потом в конце говорит: ну если не принять, то нельзя. Понимаете?
В данной ситуации, мы принимаем в этом зале законы, которые даже пособие на погребение не индексируют. Принимаем законы или приняли законы, которые индексируют на 4 процента. Недавно я на комитете ну просто «руки выворачивал» представителю Минфина, чтобы он мне объяснил, почему 4 процента? Не 5, не 6, не 1, не 2, а почему 4? Но замминистра не смог нам это объяснить.
Сегодня, наконец, министр финансов объяснил, что 4 процента, оказывается, перспектива нашей инфляции, потому что для Минфина важна не деятельность нашей экономики, не выполнение социальных обязательств многократно провозглашённых президентом, премьером, вице-премьером, министрами, а инфляция, которая стала «священной коровой». Но проблема заключается в другом: нельзя яйцо получить без курицы, а курица здесь — работающая экономика. Если 9 тысяч предприятий мы замораживаем, то должны понимать, что 9 тысяч предприятий строят примерно такое же количество подрядчиков, которые дают заработную плату, платят взносы во все фонды, должны платить налоги во все соответствующие органы, то есть, давать жизнь стране, Мы говорим: нет, надо закрыть, инфляция.
Второе. Смотрите, Швеция, такая же зависимая страна, как и наша. Я понимаю, что она меньше объёмами, но у нас некоторые выдающиеся (как они думают) знатоки пенсионной системы, пытаются Швецию с Россией сравнивать, не понимая, что в Швеции пенсионными делами занимаются три государственных органа. Если посмотреть, сколько там тратится пенсионных денег, то у них тратится примерно почти на 1 процент больше, чем у нас. Но наша-то пенсионная служба или Пенсионный фонд выполняет ещё пять несвойственных ему задач.
Вы поставьте себе задачу, кода будете в регионе, посмотреть, кто работает в этом Пенсионном фонде. Там есть и ещё собирающиеся на пенсию, ещё не собирающиеся, и инвалиды, и матери-одиночки, и кого там только нет. Но проблема ведь в чём? Во-первых, когда вы человеку три копейки платите, заставляете его делать за пятерых, у него возникает ощущение, что он находится в рабстве. Во-вторых, этих же людей заставляют и агитировать на выборах, и фальсифицировать итоги выборов. Вот я, казалось бы, должен быть против них. Недавно я поучаствовал, как и 20 наших коллег от фракции, в выборах, побывал в 43-х сельских районах, 12 городах за 380, 460 километров от столицы. Так, я там увидел страшную картину, касающуюся трёх фондов.
2/3 больничных учреждений закрыты, их нет. Приезжаешь в райцентр, приличная больница, отремонтированная, вроде всё в ней есть, но к тебе сразу толпа людей летит и говорит, депутат, а почему только в четверг мы можем пройти обследование эндоскопом, а автобус приезжает в райцентр только в среду? И задают массу других подобных вопросов. Но это же мы законами создали не синхронизированный такой дурдом и сделали такую жизнь в России. Сегодня в первой тройке вопросов, которые нам задают, отвратительная ситуация в здравоохранении. Причём, не потому что медики плохие, а потому что они полдня должны писать бумаги ФОМСу (Федеральный фонд обязательного медицинского страхования — ред.). Потом, даже определив диагноз; они говорят: «Иван Иванович (или Мария Ивановна) тебе лекарство лучше такое, но я тебе не могу выписать, потому что мне главврач сказал, надо выписать вот такое в той аптеке». Понимаете? Ну, это же тоже дурдом.
Но если посмотрите дальше. Великобритания, которая учит весь мир жизни, или элитный штат США, у которых почему-то введена система Семашко. Никаких вам страховых выплат, никаких бумаг. Понимаете? Система Семашко. То есть, есть рай-, гор-, там у них по-другому называются территории, но действует, подчёркиваю, система Семашко.
А наша система образования, хотя она не касается наших фондов, но там тоже дурдом «Ромашка». У учителей в Москве средняя зарплата — 115 тысяч рублей, но они не отвечают за качество даваемых знаний, и они же ещё и вынуждают, чтобы нанимали их репетиторами.
Если возвращаться к нашим баранам. Уважаемые коллеги, вот здесь Владимир Абдуалиевич Васильев, возможно, обиделся на несдержанность моих коллег. Но, мне кажется, нельзя рассуждать о том, в чём ты не до конца глубоко разбираешься. Поэтому в такой ситуации, мы часто задаём вопросы, которые может быть ставят в неудобное положение министра, который не хочет нас обидеть из-за тактичности. Но по большому счёту нам может быть надо один раз понять. Недавно я прочитал убийственное интервью одного американского куратора России. Он сказал одному нашему умнику следующее: «Ты знаешь, страну не обязательно завоёвывать, вводя туда войска. Главная задача — пробраться на позиции, которые диктуют законы в стране. И тогда эта страна уже твоя колония».
Не кажется ли вам, что мы таковыми являемся? Потому что можно громко кричать в телевизор, можно разбомбить все позиции ИГИЛ в Сирии, но если мы принимаем годичный бюджет, а весь мир, Европа планируют на 75 лет, Америка, примерно, на столько же. Понимаете? С каким пафосом тот же Андрей Михайлович доказывал важность, необходимость трёхлетки. Мы же принимали на три года и бюджеты фондов, и бюджет страны, и рассказывали, как правильно, что мы их уточняем по пять раз в год. Мне кажется, что нам надо себе задать вопросы. Скоро, как говорят инсайдерские источники, президент будет нам читать Послание о безопасности.
С моей точки зрения, социальная безопасность, за которую отвечают как раз представители трёх фондов, у нас в катастрофической ситуации. Почему? Потому что на пенсию сегодня не то, что капремонт заплатить, нельзя купить самые необходимые пилюли. Сейчас мы сокращаем или индексируем даже не на 4, как вы решили, а на 3,1 процента. Мы будем индексировать как раз выплаты, которые пойдут в субъекты. Какие там лекарства, какие там бинты придут и какие там услуги будут? Вы разве этого не понимаете? Вы считаете, что это поднимает пафос у наших избирателей или что они завтра опять, загнанные в нищету, но думая: лучше бы не было войны, — опять будут терпеть?
Поймите, ситуация тяжелая. Я провёл множество встреч, побывал в 400 сельских поселениях. Там народ уже готов взяться за вилы. А мы друг друга успокаиваем, обижаемся друг на друга. Но, мне кажется, что нам надо начинать более серьёзно подходить к вопросам голосования на выборах, более серьёзно относится к докладам министров. Ну, кому не понятно, что Министр экономического развития и его министерство бесполезный, очень затратный инструмент в Российской Федерации. Ни один из его прогнозов и динамика в минусовой зоне никогда пользы стране не принесут. Три предложения от Центробанка при такой ключевой ставке тоже никаких шансов на завтра не дают. Ну, отложите вы на год, отложите ещё на три, но время-то «Ч» приближается, потому что американцы определяют куда нам и в какие валюты вывозить свои ресурсы, потому что они нас врагами называют уже полтора года, а мы продолжаем покупать их облигации.
Уважаемые коллеги, вы поймите, мы можем принимать, можем не принимать законы, которые вносятся, но вы задумайтесь, зависит ли от этого
улучшение жизни наших избирателей. С моей точки зрения, нет. Жизнь определяется в других кабинетах за пределами Российской Федерации.
Давайте сделаем так, чтобы решения на самые главные вопросы страны принимались здесь, в Государственной Думе.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ