Офшорная схема – это настоящий грабеж нашей страны!

0

Источник: По материалам km.ru

30062016_2Только из добывающего сектора экономики ежегодно уходит 3,5 трлн рублей
Разговоры о мобилизационной экономики давно ведутся на экспертном уровне.
Не употребляя само слово «мобилизация», высокопоставленные представители власти, тем не менее, произносят типичные мобилизационные лозунги.
Однако дальше слов дело не идет. Возникает вопрос: «Что мешает нашей стране совершить промышленный рывок?»
Этот вопрос и стал темой беседы журналиста KM.RU Диониса Каптаря с заместителем председателя комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Николаем Арефьевым.
— В каком состоянии находится промышленность нашей страны?
— О развитии обрабатывающего сектора экономики пока говорить не приходится. Дефицит финансовых ресурсов не позволяет развивать экономику. Политика правительства и Центробанка по-прежнему направлена на изъятие денег из России. А почему выводятся деньги из России?
На этот вопрос нет внятного ответа ни у Президента, ни у Премьер-министра. Не может ответить на этот вопрос и министр финансов. Однако факты говорят сами за себя. Уровень монетизации в России значительно меньше, чем у стран и Запада, и Японии, и Китая.
Недостаток денег на внутреннем рынке объясняет дороговизну кредитов. Не будет экономика развиваться, если кредитные ресурсы выдаются под 18-22 и даже 30%. (Для сравнения: в Еврозоне кредит до 1 млн. евро сроком на 1 год выдают под 3,66% годовых при инфляции 2,6%).
— Нередко приходится слышать тезис о том, что России не хватает денег из-за гигантского оттока капитала.
— Вы правы, за первые два десятка лет «реформ» из России вывезено 2 триллиона долларов. Об этом знают все. Но никаких мер никто принимать не собирается. Отток денег из России представляет довольно сложную картину, но его главная причина – созданы условия, при которых применять средства внутри страны невозможно.
Корпорации выводят активы за рубеж, берут под них кредиты и строят свой бизнес именно там. В России это сделать невозможно! У нас средний процент «длинных» кредитов составляет 10,5%, а процентные платежи по кредитам превысили 2 трлн. руб. в год.
Можно сделать доступными кредиты? Можно! Но никто этого делать не хочет!
— По каким каналам идет отток капитала?
— Офшорная схема – это просто настоящий грабеж нашей страны! По данным Счетной палаты, 90% бизнеса используют эту схему в своих интересах. Несложные расчеты говорят, что только из добывающего сектора экономики ежегодно уходит 3,5 трлн. рублей. Ограничить использование оффшорных схем не представляет труда, но правительство не хочет вводить ограничения.
Кстати, немалую часть убегающих денег составляют платежи по иностранным долгам. Говорят, что государственный долг не очень большой, но «забывают», что корпоративный долг России уже несколько лет назад достиг астрономической величины в 550 млрд. долларов. Следовательно, по средней ставке только процентов набегает — 30,8 млрд. долл. в год.
При таких обстоятельствах резкого промышленного роста ждать невозможно. Фактически на нет сведены многие отрасли машиностроения. Деградирует лёгкая промышленность, несмотря на рост спроса, но он же удовлетворяется за счёт импорта.
— Эксперты все время критикуют политику Центробанка, насколько претензии обоснованны?
— Слушайте, я считаю, что Банк России вообще превратился в коммерческую структуру. Его главной функциональной обязанностью является регулирование денежного обращения.
Однако Банк России является акционером Сбербанка и других коммерческих банков. Те в свою очередь — либо учредители, либо акционеры различных бирж и депозитариев.
Такого открытого сращивания государственного капитала с частными интересами еще не знала ни одна страна мира!
— Какие темпы роста должны быть в нашей стране, чтобы обеспечить благоприятное будущее?
— Даже если экономика будет развиваться с темпом 3,5 – 4%, то будущее страны представляется бесперспективным. Значит, нужно больше.
Причем если сегодня начать эффективное развитие экономики, то она натолкнется на препятствия, созданные в годы «реформ». Многолетняя политика «выживания» исчерпала советский запас производственной и социальной инфраструктуры. Вот это и есть один из основных сдерживающих факторов развития экономики.
Ну вот кто не знает, что Россия огромная по территории страна?! Кто не слышал, что жизнедеятельность в труднодоступных регионах практически полностью зависит от состояния транспортной инфраструктуры?! Главенствующую роль здесь всегда играла сеть железных дорог.
Министерство путей сообщения с царских времен осуществляло рациональную политику перевозок железнодорожным транспортом, удовлетворяющую запросам и перевозчиков и пассажиров. А что мы видим сейчас? Самую настоящую гонку железнодорожных тарифов и, как результат, снижению пассажирооборота и грузооборота.
Разве это не известно руководству страны? Известно. Но вместо того, чтобы развивать транспортное, в том числе авиационное сообщение, правительство России переселяет отрезанные от транспортного сообщения города и поселки Сибири вглубь страны.
Не лучше обстоит дело и в речном транспорте. Любой экономист вам скажет, что доставка грузов речным путем в разы дешевле, чем железными и автомобильными дорогами.
Однако спад производства переориентировал потребление страны на импорт из стран, с которыми речных путей нет. К тому же мелкая оптовая торговля не требует большегрузных речных судов, с ее потребностями справляется автомобильный транспорт.
Речной флот оказался без дела. Ситуацию можно было бы поправить, если отказаться от импорта и наладить свое производство. Но слов здесь гораздо больше, чем дела.
— Кстати, а как обстоит положение с инвестициями в транспортную инфраструктуру?
— Объем ежегодных потерь, которые Россия несет из-за хронического недофинансирования инфраструктуры оценивается в 6% ВВП. Этот фактор не мотивирует население на прорывную деятельность и смелые проекты.
У нас вложения составляют 4-5% ВВП, и это намного меньше Китая и других развивающихся стран Азии. Причем, не секрет ни для кого, что увеличение расходов на инфраструктуру является эффективным способом стимулировать спрос и повысить конкурентоспособность экономики. Кроме того, в этой сфере занято около 15% рабочей силы России, а в Сибири и на Дальнем Востоке доля еще выше.
Я бы хотел поднять еще одну важнейшую тему – кадровый вопрос, и он неотделим от ситуации в образовании.
— Хорошо, считайте, что я Вас об этом спросил.
— Спасибо. Вы знаете, а ведь олигархия сама выкопала себе могилу. Уже много лет на самые ничтожные должности в коммерческих структурах стали брать людей только с высшим образованием. Ну, если такие требования, то и народ подчиняется правилам игры – идет в институты. А если спрос на институты есть, то они и плодятся как микробы.
После уничтожения заводов и фабрик появился формальный «избыток» рабочих. Следуя требованиям рынка ПТУ тоже переквалифицировались и стали готовить то, что нужно – менеджеров. И вот результат: советские рабочие вышли на пенсию, а новых никто не подготовил. «Неожиданно» возникла проблема: не хватает рабочих профессий!
Что теперь делать? Сокращать число институтов? Так ведь опасность заключается в том, что под нож попадут государственные вузы или произойдет урезание бюджетного финансирования бесплатного обучения. А этого допустить нельзя.
Я считаю, что сегодня есть множество вузов, которые не выполняют образовательных стандартов – вот с них и надо начинать. Не надо готовить полуграмотных специалистов, если институт не может обеспечить качественной подготовки. Соответственно обучение профессиям, пользующимся спросом на рынке труда, необходимо сделать бесплатным, да еще со стипендией или с полным содержанием студента.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ