В Ясном всем все ясно. Тяжела жизнь в глубинке

0

Источник: общественно-политическая газета Сахалина и Курил «Советский Сахалин«

podoinikovaДепутат  Сахалинской областной Думы Галина Подойникова:
«Острова, на которых хочется жить, а не выживать»

Была в командировке в Тымовском районе, проехала по ближним и дальним селам, встречалась с их жителями. В основном это были женщины; мужчины, кому повезло, работают вахтовым методом, кому не повезло – устроены на низкооплачиваемую работу. А для женщин вообще ее нет. В Белоречье на встречу пришла 32-летняя женщина с двумя детьми. Она так и не смогла обзавестись трудовой книжкой – негде работать! Стаж не идет, пенсионных отчислений нет. Как так можно!

Все тымовские села объединяет эта проблема – отсутствие работы. А те, у кого она есть, получают мизерную зарплату. В Тымовском ДРСУ работают 140 человек, есть там и жители близлежащих сел. Говорят, работы не дают, все подряды у амурчан. В Ясном, Зональном стоят отряды по борьбе с лесными пожарами. Зарплата – 12 тыс. рублей. И это на семью с детьми, в которой жена тоже иждивенец. Мужики обедают куксой – ни на что другое нет денег. Спасибо еще, в местных магазинах продукты дают под запись, в долг.

В Ясном есть частная лесопилка, местное население туда не берут. Еще строится какой-то завод стройматериалов, но там тоже работают чужаки – нужна квалификация, которой у ясновцев нет.

Хозяйство люди в селах не держат из-за высокой стоимости комбикорма. Нет смысла, затраты превысят доходы.

Всюду идет стремительное ветшание жилья, очень много аварийного. Шла по Белоречью, было полное впечатление того, что вчера здесь была война: там дом разрушен, там стоит пустой, заброшенный. Люди живут в неблагоустроенных домах, признанных непригодными для проживания, и платят управляющей компании за их содержание. Я сначала не поверила этому, но женщины показали мне документы, квитанции. Одна живет с 25-летним сыном в двухквартирном доме, в котором половина давно нежилая. В 2013 году ее квартиру наконец-то признали аварийной, управляющая компания ООО «ЖКС Юг», естественно, домом не занимается, но каждый месяц выставляет к оплате 390 рублей. Женщина –пенсионерка, сын – безработный. Отказалась платить, так на нее УК подала в суд.

Другая 55-летняя жительница Белоречья с 2001 года стоит в очереди на переселение по федеральной программе, живет в аварийном доме. Так измучилась от неустроенного существования, что готова кричать: «Если по этой программе не получается – дайте мне жилье хоть по какой-то другой!».

Кто-то не хочет ждать милости от власти, проявляет инициативу. И чем это заканчивается? Женщина на встрече рассказывала, что предложила управляющей компании самостоятельно капитально отремонтировать свое жилье, но чтобы ей возместили расходы. Она наняла бригаду, все сделала, сдала подтверждающие документы – и тишина. Не отказывают, но и не платят. А для нее это очень большие деньги.

А многие люди даже не знают, как добиться того, чтобы помогли с ремонтом. И если дом включен в программу капремонта, то сколько еще ждать придется…

Разговаривала с главой сельской администрации, интересовалась, почему в Белоречье так много аварийного жилья и практически ничего не делается для переселения людей в нормальное. «А что я могу сделать? Кто мне денег даст?» – как-то потерянно, обреченно отвечал он.

Житель села Белое поведал историю, в которую с первого раза трудно поверить. Прописаны с братом в доме с 1981 года. Мама – инвалид 2-й группы – сильно болела, медпункта в селе не было, чтобы попасть на прием к врачу, надо было проехать тринадцать километров. А автобус ходил только школьный – один раз в день. В 2007 году перевезли маму в Южно-Сахалинск. Поликлиника рядом, есть работа – это ли не счастье? Все это время продолжали вносить квартплату, чтобы не потерять в Белом единственное жилье. Мама в 2014 году умерла. В 2015 году получили уведомление, что дом признан аварийным – надо написать заявление о переселении. Приехали, написали. А в августе этого года им предложили выписаться добровольно, иначе выпишут через суд. Оказывается, не нужно было уезжать, надо было прозябать в деревне, ожидая перемен к лучшему.

В селе Восход удивилась тому, что нет водопровода. Несколько десятилетий люди пользуются привозной водой. Это же какая морока, какие неудобства! Семья, в которой муж и жена инвалиды, живет на втором этаже, сколько они той привозной воды могут поднять и каких усилий это требует?! Много-много раз жители обращались к властям: «Проведите воду», в ответ слышали: «Это будет очень дорого стоить».

Нет централизованного водоснабжения и в Подгорном. Народ из него уже поуезжал – может быть, в том числе и по этой причине, осталось в Подгорном десятка три семей.

А в Воскресеновке водопровод недавно проложили, но трубы закопали неглубоко, он и перемерз, сейчас водопровод перекладывают.

Создается впечатление, что села эти бесперспективные, жителям ничего не светит, но почему тогда в них газ проводят? Ни на что другое денег нет, а на газ есть?

В самом райцентре увидела много хороших изменений, Тымовское благоустраивается, ремонтируются фасады жилых домов, всюду нарядные клумбы с цветами, плиточные тротуары. Но почему же в селах такая безнадега? Ни от одного из встреченных мной людей не услышала позитива. И шутят-то жители этих отдаленных сел очень печально. Например, мужики в Ясном говорили: «В Ясном всем ясно, что мы никому не нужны».

Тем временем в Южно-Сахалинске общественники обсуждают проблему закрепления людей на Дальнем Востоке. Отмечают улучшение ситуации: «…Острова привлекают людей природой, а главное – возможностью зарабатывать». На автобусах красуется надпись «Острова, на которых хочется жить!». Кому хочется? Поговорите с населением в глубинке, объясните, как им решить проблемы и начать радоваться жизни по-настоящему.

Что-то же нужно делать хотя бы ради детей! А детей в селах много. Людям нужна ясная перспектива. Но если нет смысла строить там новое жилье, организовывать предприятия – значит, население надо переселять туда, где будут нормальное жилье и работа. Хотя бы в Тымовское.

Галина Подойникова, депутат областной думы, «Советский Сахалин»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ